Марта Дзюба Перейти до переліку статей номеру 2011:#1
КДБ про Параджанова. Документи із розсекреченого архіву КДБ УРСР


Протягом кількох останніх років у СБУ було проведено велику роботу з вивчення та розсекречення матеріалів, що стосуються репресій та інших форм незаконного переслідування громадян у колишньому СРСР. Роботу цю здійснювала група працівників під керівництвом молодого історика В. В’ятровича. В результаті було відкрито доступ до частини документів справи «Блок», організованої органами КДБ УРСР проти деяких представників української творчої інтелегенції та інших «дисидентів». У число об’єктів «Блоку» потрапили насамперед люди, зацікавленням яких була українська культура, історія, мовні проблеми і т.д., але також і єврейські «відмовники», представники робітничого руху, який почав зароджуватися, «неомарксисти» тощо. «Розробка» об’єктів «Блоку», – а це величезний масив матеріалів, що показує розмах протестних настроїв, – почалася задовго до арештів 1971–1974 років і тривала майже до початку розпаду СРСР. КДБ УРСР регулярно – мало не щоденно! – інформував ЦК КПУ про свої операції, і саме з тими доповідними в ЦК зацікавленим особам можна ознайомитися в спеціальній «читальні» СБУ. Знайомлячись з деякими матеріалами, що стосувалися нашої сім’ї, ми натрапили й на матеріали про Сергія Параджанова, що, як сказано в одному з документів КДБ, «оказался в поле зрения органов государственной безопасности еще в 50-х годах». Знайомлячись навіть із цією незначною частиною доповідних КДБ до ЦК КПУ, бачиш, що життя Майстра (і не тільки його) перебувало під яким пильним «оком», розумієш, де і як готувався його арешт, а фактично його знищення. Документи говорять самі за себе. Опрацьовані матеріали подаємо в хронологічному порядку.

У загальному відділі ЦК КП України документ датовано 4 квітня 1969 р.

С е к р е т н о

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ

ПАРТИИ УКРАИНЫ

ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ

Из материалов, поступивших в КГБ при СМ УССР, видно, что на киностудии им. Довженко в последнее время сложилась обстановка, которая заслуживает определенного внимания.

Так, один из киносценаристов в частной беседе выражая озабоченность по вопросу подбора редакторских кадров студии заявил:

«Кадры сценарно-редакционной коллегии пополняются из числа слабых писателей, не имеющих кинематографического образования. Часть лиц, из числа таких писателей работать в качестве редакторов на студию поступают с целью «пробить» свои сценарии, получить за них крупные суммы денег, после чего покидают студию и уходят на творческую работу. Эти писатели совершенно незаинтересованы в налаживании хорошей работы студии.

В последнее время в качестве главного редактора сценарно-редакционной коллегии работал писатель КУДИЕВСКИЙ К.И., который будучи посредственным литератором, написал три киносценария («Падающий иней», «Капитан», «Трое суток после бессмертия) и поставил по ним кинофильмы. Пользуясь своим служебным положением, КУДИЕВСКИЙ всячески блокировал другие более лучшие киносценарии, поступающие на студию от других авторов. Им же приглашались на студию для написания сценариев случайные люди из его близких знакомых.

После ухода со студии, КУДИЕВСКИЙ высказал: «На киностудии я заработал деньги, теперь буду писать романы».

Главным редактором первого творческого объединения студии является ПАРХОМЕНКО Ю.В., злоупотребляет спиртными напитками, лечится от алкоголизма. Продолжительное время свои служебные функции не выполняет. Закрывшись в рабочем кабинете, пишет сценарий «Дума про Британку» и добивается принятия его в производство.

В качестве заместителя главного редактора сценарно-редакционной коллегии работает К0ВТУН В.Т., который, по заявлению одного из сотрудников студии, «в кинопроизводстве разбирается очень слабо, никаких практических вопросов со сценаристами и другими творческими работниками киностудии не решает».

Говоря о причинах недостатков в работе киностудии один из ее сотрудников высказал:

«Существенным тормозом в нормальной работе киностудии им. Довженко является подмена студийного руководства Комитетом по кинематографии при СМ УССР. Директор студии тов. ЦВИРКУНОВ В.В. самостоятельно никаких творческих вопросов не решает. Комитет дублирует работу студии, лишает творческой инициативы низовых работников.

Сотрудники сценарно-редакционной коллегии Комитета, взяв на себя все функции по сценарному вопросу, вместо квалифицированных рекомендаций, занимаются только словопрениями, от производства оторваны, к тому же большинство из них относятся к числу неудачных киносценаристов (ШУНЬКО, ОМЕЛЬЧЕНКО, ЮНГЕР, ПР0ЦЕНКО и другие).

По этой причине на киностудии продолжительное время существует коллективная безответственность».

Киноактер студии, говоря об актерской проблеме, в частной беседе сказал :

«При киностудии им. Довженко существует студия киноактеров из 50 человек. Из них в съемках кинофильмов принимают участие только половина, остальные по существу являются вне работы. Они теряют свою квалификацию и находятся в тяжелом материальном положении (ФЕДОРОВСКАЯ, БОНДАРЬ, ПИРОГАЕНКО и другие).

Режисеры киностудии вместо того, чтобы использовать в киносъемках своих актеров, приглашают их из других городов, хотя они по своей профессиональной подготовке стоят ниже, чем штатные актеры киностудии».

Особую тревогу, по заявлению одного из ведущих операторов этой студии, вызывает тот факт, что до сих пор студия им. Довженко не запустила в производство ни одного фильма, посвященного 100-летию В.И. Ленина.

По высказыванию того же оператора:

«Сценарная мастерская студии, возглавляемая писателем ЗЕМЛЯКОМ В.И., со своими задачами не справляется. От некоторых сотрудников этой мастерской сценарии поступают в производство несвоевременно и слабые в художественном отношении. Запуск в производство фильмов происходит с опозданием, и по этой причине цеха работают неритмично, рабочие продолжительное время находятся в простое, что вызывает с их стороны нездоровые суждения на советскую действительность».

По мнению одного из режиссеров киностудии, отрицательное влияние на воспитание молодых творческих работников оказал кинорежиссер ПАРАДЖАНОВ С.И., который в неоднократных беседах со своими связями допускал идеологически вредные суждения, высказывал мысль о невозвращении на Родину в случае выезда его за границу.

В августе 1968 года в редакцию «Большой Советской энциклопедии» ПАРАДЖАНОВ направил письмо, в котором он пишет:

«Сообщите вашим читателям, что я умер в 1968 году из-за геноцидной политики Советской власти».

В феврале 1969 года в беседе с гражданкой Франции, находящейся на учебе в Москве по линии обмена студентов, ПАРАДЖАНОВ предлагал ей вступить с ним в брак для того, чтобы он мог уехать в Париж, а затем в Бельгию. При этом ПАРАДЖАНОВ подчеркнул, что «он и коммунисты друг друга не понимают».

По заявлению многих творческих работников киностудии, серьезные недостатки в организации ее работы приводят к тому, что за последние годы отдельные созданные кинофильмы оказались слабохудожественными и идейно невыдержанными из-за чего не вышли на экран («Родник для жаждующих», «Уходящая в море»), а такие фильмы как «Вечер накануне Ивана Купала», «Беглец из Янтарного», «Белые облака», «На киевском направлении», вряд ли будут пользоваться вниманием у кинозрителей и не принесут пользы в воспитании советских людей».

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИТЕТА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ

ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ УССР

В. НИКИТЧЕНКО

У загальному відділі ЦК КП України документ датовано 23 грудня 1971 р.

С е к р е т н о

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ

ПАРТИИ УКРАИНЫ

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА

В Комитет госбезопасности при СМ УССР поступают оперативные данные о том, что некоторые националистические авторитеты пытаются создавать определенный ажиотаж вокруг отдельных памятников старины, используя это для разжигания антисоветских настроений.

Характерными в этом отношении являются события, возникшие вокруг церкви в селе Космач Косовского района Ивано-Франковской области.

Это село расположено в горах Карпаты, насчитывает 5.800 жителей, которые неколлективизированы и занимаются различными кустарными промыслами.

В годы Отечественной войны и послевоенный период в нем функционировала школа УПА им. Коновальца, укрывались бандглавари т.н. Коломыйского окружного «провода» ОУН. Ликвидация вооруженных банд в окрестностях села была завершена только в 1953 году.

В Космаче в настоящее время проживает 53 возвратившихся из заключения бывших бандитов ОУН и их пособников, 57 – вернувшихся со спецпоселения, 92 – легализовавшихся и явившихся с повинной, 307 человек из числа родственников ликвидированных бандитов ОУН и около 200 человек других категорий преступного элемента.

В селе имеется две церкви, одна из них по преданию якобы построена на средства Олексы Довбуша, который венчался там и был убит в с. Космаче в 1745 году.

В 1944 году в указанной церкви проводилось «высвячивание» руководителей «УПА» и принималась от участников ОУН «присяга» на верность «самостійній Україні».

В 1963 году на территории Косовского района киностудией им. А. Довженко проводились съемки кинофильма «Тіні забутих предків». Режиссер фильма ПАРАДЖАНОВ взял для съемок в церкви с. Космач иконостас, который туда не возвратил, а как редкий экземпляр передал на хранение в республиканский музей прикладного искусства. /Справка на Параджанова прилагается/.

Примерно в эти же годы в с. Космач начали приезжать под предлогом посещения достопримечательных мест и на отдых известные органам КГБ своими националистическими убеждениями МОРОЗ, ЧЕРНОВОЛ, ДЗЮБА, СВЕТЛИЧНЫЙ, ЗАЛИВАХА, АНТОНЕНКО-ДАВИДОВИЧ, ПИНЧУК, ИВАНИШИН и другие, которые, общаясь с местным населением, стремились выискивать политически незрелых лиц и обрабатывать их во враждебном духе.

Они, в частности МОРОЗ и ЧЕРНОВОЛ, использовали факт невозвращения иконостаса в церковь для подогревания националистических настроений у жителей села Космач. Отдельные жители села – БОБЯК, ЧУПЕРЧУК, К0БЫЛЯНСКИЙ, ВАРДЗАРУК и особенно священник церкви РОМАНЮК, ранее дважды судимый за враждебную деятельность, стали допускать антисоветские высказывания, а РОМАНЮК пытался спровоцировать верующих на антиобщественные действия. Эти обстоятельства были использованы МОРОЗОМ для написания и распространения враждебного документа «Хроніка опору», в котором он клеветал на национальную политику КПСС, призывал к «сопротивлению» властям.

Начиная с 1970 г., упоминавшийся житель с. Космач БОБЯК систематически направляет в правительственные инстанции, творческие союзы и научные учреждения республики заявления и жалобы с требованиями произвести реставрацию церкви в с. Космач, возвратить туда иконостас и открыть музей Довбуша.

По поступившим в КГБ при СМ УССР данным, в ноябре с.г. в Ивано-Франковскую область приезжала старший консультант Украинского Общества охраны памятников истории и культуры – СКВОРЧЕВСКАЯ Валентина Ивановна для изучения вопроса о возможности открытия музея в церкви с. Космач.

В беседе с БОБЯКОМ она заявила, что будет добиваться положительного разрешения этого вопроса. При посещении Ивано-Франковского облисполкома пыталась доказать необходимость принятия соответствующего решения.

После разъяснений представителей облисполкома о нецелесообразности такого решения, СКВОРЧЕВСКАЯ заявила сотрудникам областного Общества охраны памятников истории и культуры и краеведческого музея, что намерена привлечь к этому вопросу внимание общественности СССР путем опубликования ряда статей в республиканской прессе. По словам СКВОРЧЕВСКОЙ, если и эти меры не принесут желаемого результата, то она попытается направить материалы об этой церкви за кордон для их опубликования в канадских газетах.

За время пребывания в г. Ивано-Франковске СКВОРЧЕВСКАЯ встречалась с известными органам КГБ своими националистическими взглядами ЗАЛИВАХОЙ Афанасием и ВОЗНЯК-ЛЕМИК Любовью, которых информировала о цели своей поездки и заявила, что нанесла им визит по рекомендации СВЕТЛИЧНОГО Ивана.

В ходе изучения и анализа оперативной обстановки в с. Космач Комитет госбезопасности при СМ УССР обратил внимание на то, что она сложна и в других неколлективизированных населенных пунктах Ивано-Франковской области.

В настоящее время в Богородчанском, Рожнятовском, Коломыйском, Косовском, Долинском и Надворнянском районах имеется 56 неколлективизированных населенных пунктов. В них проживает 83938 человек, из которых 15359 работают на нефтяных промыслах, в дорожно-строительных организациях и других местах, 2282 человека – это учителя, медработники и различные категории служащих.

Эти населенные пункты в основном расположены на большой территории горно-лесистой местности и отдалены от районных центров. Подавляющее большинство населения занимается единоличным хозяйством или кустарным промыслом. Некоторая часть трудится только сезонно, выезжая на лесоразработки в северные районы страны и Прибалтику или на уборку урожая в восточные области Украины.

Как установлено, в 56 неколлективизированных селах проживает 1716 возвратившихся из заключения и спецпоселения, 618 явившихся с повинной и легализовавшихся бывших бандитов и участников ОУН, 1420 членов семей ликвидированных и осужденных участников ОУН, 460 церковников и сектантов, 594 выходца из этих сел находятся в капиталистических странах.

Среди жителей неколлективизированных сел живучи частнособственнические тенденции, старые традиции и обряды, довольно прочны позиции церковников, сектантов и униатов, которые ведут активную религиозную обработку населения.

С учетом складывающейся обстановки органами КГБ приняты необходимые меры к недопущению возникновения вокруг вопроса о церкви села Космач антисоветских и антиобщественных проявлений.

Упоминавшаяся выше СКВОРЧЕВСКАЯ, а также жители села Космач БОБЯК, ЧУПЕРЧУК, КОБЫЛЯНСКИЙ и ВАРДЗАРУК, допускающие националистические суждения, нами взяты в проверку. Проводится документация враждебной деятельности священника РОМАНЮКА для привлечения его к уголовной ответственности.

Одновременно Комитетом госбезопасности при СМ УССР даны указания областным и районным органам КГБ усилить оперативную деятельность в неколлективизированных населенных пунктах, оказать необходимую помощь партийным и общественным организациям в проведении политико-воспитательной и профилактической работы среди населения.

ПРИЛОЖЕНИЕ: Справка на ПАРАДЖАНОВА С.И. № 7204 на 5 листах, 3 фотографии.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИТЕТА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ УКРАИНСКОЙ ССР

В. ФЕДОРЧУК

С е к р е т н о

С П Р А В К А на ПАРАДЖАНОВА С. И.

ПАРАДЖАНОВ Сергей Иосифович, 1924 года рождения, уроженец г. Тбилиси, армянин, беспартийный, образование высшее, разведенный, режиссер резерва киностудии им.Довженко, проживает в г. Киеве, бульвар им. Шевченко, д. 43, кв 54, телефон 74-45-23.

С 1932 по 1942 гг. ПАРАДЖАНОВ занимался в средней школе г.Тбилиси. С 1942 по 1945 гг. учился на вокальном факультете Тбилиской консерватории. В 1945 году поступил во ВГИК на кинорежиссерский факультет, который окончил в 1952 году.

С 1952 г. по настоящее время работает режиссером на киностудии им. Довженко.

ПАРАДЖАНОВ принимал участие в создании кинокартин: «Андриеш», «Первый парень», «Украинская рапсодия», «Тени забытых предков» и некоторых других.

С 1964 года до настоящего времени на киностудии им. Довженко ПАРАДЖАНОВЫМ не создано ни одного фильма.

По мнению многих кинематографистов, ПАРАДЖАНОВ оказывал, особенно в первые годы работы, большое влияние на творческие процессы, происходящие на киностудии им. Довженко, в том числе и отрицательного характера.

Многие из числа работников студии характеризуют его как морально разложившуюся личность, превратившего свою квартиру в место сборищ всякого рода сомнительных лиц, занимающихся пьянством, развратом, спекуляцией, политически вредными, а порой и антисоветскими разговорами.

В поле зрения органов КГБ ПАРАДЖАНОВ впервые попал в 1962 году в связи с его встречами и перепиской с иностранцами из капиталистических стран.

Произведенной проверкой установлено, что ПАРАДЖАНОВ в беседах с иностранцами сообщал им тенденциозную информацию о советском искусстве, в искаженном виде преподносил политику партийных и советских органов по отношению к искусству.

Так, по имеющимся данным, в сентябре 1967 г. ПАРАДЖАНОВ встречался с немцами из ФРГ. На встрече он допустил целый ряд вредных и клеветнических высказываний. Уговаривал одного из немцев приобрести для него за границей фотоэкспонометр, ПАРАДЖАНОВ сказал: «Ну что, что мы ходим голоштанные к 50-летию!»

В дальнейшем разговоре стал восхвалять фашизм, как движение. Немцы опровергали его, но он упорно стоял на своем и договорился до того, что заявил : «Мао Дзэ-дун пришел к неофашизму! Мы пришли к неофашизму! Мы пришли к пятидесятилетию к фашизму! ... Я – результат фашистской теории в искусстве...»

Находясь на съемках, где присутствовали югославы, ПАРАДЖАНОВ, рассматривая реквизитные кандалы, на вопрос югославов «что это такое?» ответил: «Это такая вещь, которая применяется у нас во время выборов в Советы».

ПАРАДЖАНОВ поддерживает связи с националистически настроенными элементами, в частности, с ДЗЮБОЙ, ХОЛОДНЫМ и другими, которые пытаются использовать его в своих замыслах в плане популяризации националистических идей в киноискусстве.

Фиксировались злобные выпады со стороны ПАРАДЖАНОВА в адрес коммунистов вообще, а также в адрес Советской власти.

Так, в феврале 1966 года, разговаривая с сыном своего знакомого, ПАРАДЖАНОВ сказал: «Как поживаешь, мальчик? Я тебе подарю саблю, хочешь? Большую такую саблю подарю, будешь убивать ею коммунистов!»

Посетителям своей квартиры из числа советских граждан и иностранцев ПАРАДЖАНОВ заявляет: «Я первый поднял меч, чтобы изгнать из кинематографа красных комиссаров, надушенных „Красной Москвой”». «Я первый вырыл могилу соцреализму своими фильмами». А одному своему знакомому на вопрос, куда он идет, ответил: «Иду объявлять войну коммунистам в Комитет по кинематографии».

В 1968 г. в редакцию театра, музыки и кино издательства «Советская энциклопедия» поступило письмо ПАРАДЖАНОВА, посланное в ответ на присланную ему заметку о его творчестве, содержащее ряд выпадов антисоветского характера. Так, он пишет: «Сообщите Вашим читателям, что я умер в 1968 году из-за геноцидной политики Советской власти».

С 1965 года, после выхода на экраны фильма «Тени забытых предков», постановщиком которого являлся ПАРАДЖАНОВ, он стал вести себя более развязно, неоднократно заявлял, что по настоящему могут оценить его искусство только на Западе, а не в СССР. Он также заявлял, что в нашей стране можно проявить себя скорее, если сделать фильм антисоветского содержания.

ПАРАДЖАНОВ среди своего окружения неоднократно высказывался о намерении бежать за границу. Так, в 1965 году в беседе с одним из сослуживцев о возможной поездке в Париж с кинофильмом «Тени забытых предков» ПАРАДЖАНОВ заявил, что ему нужен билет только в одну сторону.

По имеющимся данным ПАРАДЖАНОВ занимается скупкой и перепродажей иностранных товаров, старинных икон, антикварных предметов. В 1964 году, находясь на съемке кинофильма в Закарпатье, скупал в селах старинные иконы и реализовал их в г. Тбилиси.

Для съемок кинофильма «Тени забытых предков» съемочной группой был взят в Космачской церкви и местного населения ряд различных церковных предметов, которые впоследствии администрацией киностудии были переданы в Государственный музей украинского изобразительного искусства УССР.

Осужденный в 1970 году за антисоветскую деятельность В. МОРОЗ в написанном им и нелегально распространяемом документе «Хроніка опору» в связи с этим писал: ...

«Год 1963. Представители Киевской киностудии имени А. ДОВЖЕНКО заняли иконостас в Довбушевской церкви (который называется Довбушевым) для съемки фильма «Тени забытых предков», космачанам вручили расписку с точным перечислением взятых предметов (всего 29) с обязательством возвратить иконостас через 5 месяцев.

Год 1964. Пять месяцев давно прошли и взволнованные космачане начали требовать взятое. Поссле долгой волокиты им ответили: иконостас передан в музей украинского искусства в Киеве».

По оперативным данным ПАРАДЖАНОВ якобы имел отношение к тому, что часть указанных предметов в музей не попали, а некоторые из них могли быть подменены.

По мнению отдельных его сослуживцев, изменнические и антисоветского характера высказывания ПАРАДЖАНОВА являются проявлениями политической неграмотности, разболтаности, легкомыслия, стремления любыми путями добиться популярности, обратить на себя внимание.

Некоторые считают его человеком с больной психикой. ПАРАДЖАНОВ не признает мнения других, считает себя непогрешимым в искусстве.

Чувствуя полнейшую безнаказаность, своими действиями и поведением оказывает тлетворное влияние как на отдельную часть творческой интеллигенции, так и на молодежь.

В 1966 г. ПАРАДЖАНОВ, в числе других, подписал письмо в защиту некоторых лиц из числа интеллигенции, осужденных за антисоветскую деятельность.

В 1964 г. ПАРАДЖАНОВ находился на излечении в Октябрьской больнице г. Киева в связи с заболеванием сифилисом.

НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА УПРАВЛЕНИЯ

КГБ ПРИ СМ УКРАИНСКОЙ ССР

Подпись /Черченко/

Справа про іконостас набула розголосу. Ми дізналися про неї пізніше, вже тоді, коли до нас звернувся наш знайомий гуцул із Космача Василь Боб’як – великий патріот свого краю (він писав історію Космача і космацької церкви; не дарма він згадується в матеріалах КДБ: «взят в проверку» як націоналістично налаштований). На той час ми вже були знайомі з Параджановим,знали, як тяжко він переживав цю прикру історію, – і організували Василю Боб’яку зустріч із Параджановим. Він приїздив до Києва кілька разів, щоразу бував у нас, звертався в різні інстанції, обговорював справу з Сергієм Йосиповичем. У нашому домашньому архіві збереглася копія листа, якого С. Параджанов надсилав у різні інстанції, щоб повернути іконостас у Космач. Також у нашому архіві збереглися копії листа від жителів Космача до С. Параджанова. Листи друкуються зі збереженням орфографії оригіналів.

Председателю правления Украинского

Республиканского общества по охране памятников

истории и культуры П.Т. Тронько

Копия: Львовскому областному отделению Украинского общества

по охране памятников истории и культуры

Копия: Ивано-Франковскому областному отделению Украинского общества по охране памятников истории и культуры

Копия: Косовскому районному отделению Украинского

общества по охране памятников истории и культуры

Копия: религиозной общине села Космач Косовского района

Ивано-Франковской области

Копия: правлению Союза писателей Украины

Копия: редакции газеты «Литературная Украина»

Уважаемый товарищ Тронько!

Посколько возглавляемое Вами общество непосредственно отвечает за сохранность и неприкосновенность памятников истории и культуры Украины, обращаюсь к вам по давнему и теперь уже неотложному вопросу о судьбе иконостаса из церкви с. Космач Косовского района Ивано-Франковской области.

Этот иконостас 18 века был вывезен киногруппой Киевской студии имени Довженко для съемок фильма «Тени забытых предков» и до сих пор не возвращен в Космач. В связи с этим среди жителей села Космач, а затем в литературных и культурных кругах Львова и Киева начали распространяться слухи о том, что иконостас этот будто бы присвоил себе я, Сергей Параджанов, как режиссер фильма «Тени забытых предков». В последнее время слухи эти приобрели угрожающие размеры и начали воплощаться в прямые и косвенные публичные и печатные обвинения. Все это причиняет мне тяжелую и незаслуженную обиду и бросает тень на мое доброе отношение к искусству и культуре украинского народа, перед которым я преклоняюсь.

Поэтому настоятельно прошу провести необходимое расследование действительной судьбы указанного иконостаса и о результатах расследования сообщить публике, чтобы положить конец кривотолкам и сплетням. Со своей стороны направляю Вам копии официальных документов, которые ясно и недвусмысленно свидительствуют о том что: 1. Временное изъятие и дальнейшее использование иконостаса оформлялось и решалось не мною, а специально на то имеющимся материально ответственными лицами на киностудии. 2. Иконостас никем не был присвоен. 3. По просьбе дирекции Государственного Музея Украинского искусства в г. Киеве и по соглашению с исполкомом Ивано-Франковского областного совета депутатов трудящихся иконостас после соответствующего документального оформления был передан, сразу же по окончании съемок, в упомянутый музей на хранение.

Уже из этих документов видно, насколько призвольны вымыслы о «краже» иконостаса С. Параджановым. На этом, собственно, и можно было бы кончить, если бы речь шла только о моей чести и репутации. Но этот вопрос имеет и другую, может быть, более важную сторону. Дело в том, что при передаче упомянутого иконостаса Киевскому Музею Украинского искусства не было учтено одно решающее обстоятельство. А именно: иконостас этот является не просто художественной ценностью, но и местной реликвией, посколько существует предание, что его установил знаменитый ватажок опришков Олекса Довбуш. Таким образом, его законное место все-таки в Космаче, где он имеет значение и звучание, которых никогда не получит ни в Киевском Музее, ни в каком- либо другом месте. В свое время я неоднократно обращался и к руководству киностудии, и к соответствующим лицам в Ивано-Франковском областном и Косовском районном советах, с предложением возвратить иконостас в Космач. Мне отвечали отказом, ссылаясь то на транспортные трудности, то на аварийное состояние Космачской церкви, угрожавшее иконостасу гибелью. Возможно, я не проявил в этом деле достаточной настойчивости, о чем сожалею. Поэтому в данном случае обращаюсь к Вам еще и с просьбой изучить вопрос о состоянии и возможной реставрации Космачской Довбушевой церкви, а главное – о возможно скорейшем возвращение в неё иконостаса, находящегося в настоящее время на хранении в Государственном Музее Украинского искусства в г. Киеве. К настоящему прилагаю документы переписки, касающейся использования иконостаса и его передачи в Киевский Музей Украинского искусства. С уважением – кинорежиссер Сергей Параджанов. 21 мая 1970 г., г. Киев.

Режисерові

Сергію Параджанову

Від громади та ініціативної групи по створенню музею Олекси Довбуша в селі Космач Косівського р-ну Ів.-Франківської обл.

У наше село Космач на адрес релігійного Товариства надійшла копія Вашого листа з датою 21 мая 1970 р. писаного голові Українського республіканського Товариства по охороні пам’ятників історії та культури П.Т. Троньку. В цьому листі Ви стараєтесь зняти із себе вину, за неповернення нашого іконостасу та ікон (іконостасу та ікон підкреслено) випозиченого і вивезеного Вашими співробітниками. Жителі Космача не звинувачують Вас у «крадіжці» ні у присвоєнні тих реліквій. А тільки у неповерненні їх. І цієї вини з Вас ніхто і ніколи не зніме до того часу аж доки ми не одержимо наших дорогоцінних реліквій, Ваші ж співробітники лишили нам договір і накладну. Ми космачани знаємо що у Вас є сила і також обов’язок добитись того щоб було повернуто нам наші законні реліквії. Київський музей не проти такого повернення але жадають офіціального розпорядження.

В противному разі Космач утратить найдорожчу історичну памятку. А на Вашій совісті, на Вашій репутації останеться пляма на всі віки. Ви ж були керівник всієї групи, і на Вас лягає вся відповідальність.

Космач 1 липня 1970 р.

Підписи ініціативної групи по створенню музею Олекси Довбуша в селі Космач.

1) Боб’як Василь Васильович (пенціонер)

2) Прутак Параска Андр. (заслуж. учит.)

3) Рибчук Стефан Іванович (пенціонер)

4) Рибчук Кирило Іванович

5,6,7 – нерозбірливо.


Корисні статті для Вас:
 
СЕРГІЙ ПАРАДЖАНОВ2008-04-11
 
Париж-Монреаль-Торонто2004-02-11
 
Алла Бабенко: «Там багато позитивної енергетики»2004-02-11
 

 

 

Перейти до переліку статей номеру 2011:#1

                        © copyright 2019